diatel_a_g (diatel_a_g) wrote,
diatel_a_g
diatel_a_g

Наверное, мне хочется рассказать чуть более-менее по порядку, как это было.
А было все просто. Было так.
Приехала я в Тезе, и началась 1-я неделя.
1-я неделя.
Жизнь в Тезе делится по неделям. С воскресенья по воскресенье. Каждое воскресенье в Тезе дурдом и почти бардак, но хорошо организованный. Все, кто были - уезжают. И новые приезжают. Всех встречают, всем рассказывают правила поведения в Тезе, все пьют чай на улице и заедают медовым хлебом.
Когда я приехала - было уже поздно, время вечерней молитвы. А после молитвы меня распределили в барак и дали работу - "Поинт файв". Звучит он даже красиво. И когда спрашиваешь - "А что это такое?" - всегда отвечают: "Cleaning and tiding up", что значит "уборка и чистка". Ну, это и правда уборка и чистка... туалетов. И в понедельник все узнают, что им предстоит чистить, и все почему-то поначалу не очень инициативные и мотивированные. Но потом как-то так получается, что люди начинают получать удовольствие от этого, петь песни и чистить туалеты на время.
Итак, в первую неделю я чистила туалеты, пела песни, и наслаждалась обществом своей малой библейской группы. Среди всех там был смешной англичанин, с которым мы нашли много общего по части сериалов. Особенно, конечно, Британских сериалов.
2-я неделя
Для тех, кто остается надолго, существуют специальные условия. Во-первых, больше работы, больше ответственности. Во-вторых, лучшие условия жизни. Такие, как потрясающая еда и небольшое количество людей в комнатах. И еще те, кто остаются надолго, друг с другом знакомятся и дружат.
Мне дали работу на неделю - готовить пикники (сухие пайки) для уезжающих. В воскресенье, накануне начала работы, у меня должна была быть встреча с моим "боссом". Мальчиком-перманентом, ответственным за Экономическую часть Большой Кухни.
Кухонь вообще в Тезе как минимум три. Одна - большая. Для тех, кто приехал на неделю. Там готовят сразу на несколько тысяч человек и еда самая что ни на есть простая. Вторая - кухня сестер. Там вкусно готовят сестры и посылают еду тем, кто живет в Тезе долго. И третья - кухня братьев. Братья иногда едят то, что готовят сестры, а иногда что-то свое.
Итак, я вся такая ответственная, явилась на встречу со своим "боссом" на 10 минут раньше. На всякий случай. Нужно же было показать, что я не просто так тут пришла, а ответственна и готова работать!
А бос, Андреа, итальянец, вытаращил на меня глаза (хотя я потом поняла, что у него просто они всегда вытаращенные) и воскликнул:
- Но зачем же ты пришла сейчас?! Я абсолютно ничего не успею объяснить тебе до молитвы!! Какой кошмар, что они делают с моим расписанием?! Зачем они мне поставили встречу на восемь? Значит, так. Или ты вернешься после молитвы, и я тебе все объясню, или завтра утром.
Я поразмышляла немного, и ответила:
- Давай завтра утром.
- Но как же завтра утром?! - в отчаянии воскликнул Андреа - Это ведь будет слишком поздно! В понедельник надо начинать работать, а для объяснения нужно минут 40 как минимум!
- Хорошо, - немного опешила я, - давай сегодня вечером.
- Да.... - протянул Андреа, - Сегодня вечером, понимаешь, у нас будет фуршет... Шампанское и все такое... - Он подумал. - Но ты приходи, наверное, я найду пару минут, чтобы тебе объяснить твои обязанности.
Вот так я впервые встретила Андреа. А потом я вернулась после молитвы, вечером, и встретила Андреа во второй раз.
- О, ты пришла! - Воскликнул Андреа, и, приведя меня в хлебный барак, вдруг спросил. - А зачем? Все равно до пятницы тебе ничего не надо будет делать, а если я тебе сегодня все объясню - ты забудешь сто раз.
- Давай я приду в четверг? - с надеждой предложила я, предвкушая половину недели абсолютно свободного времени.
- Нет, как-то нехорошо, - не согласился Андреа. - Ладно. Хлеб вот тут, сок - тут, сыр - тут. Нет, ну все-таки, что ты будешь делать до пятницы? Абсолютно ничего! Все же забудешь!
Примерно в таком ключе мы продолжили это дело.
Напоследок я спросила:
- А ты давно тут?
- С прошлого августа - ответил он.
- Уже почти год? - уважительно поинтересовалась я
- Ну, более-менее да, - задумался он.
- Собираешься стать братом? - (это был не слишком корректный вопрос)
- Ну, более-менее нет. - Ответил Андреа и радостно ускакал по своим многочисленным делам.
Потом пошли будни. Мне были даны в помощь 4 человека - 2 для работы утром и 2 - для работы вечером. И мы сидели с ними и скучали, потому что делать-то было нечего. Но те, которые утром, они работящие были. Им скучать не нравилось, и они шли в экономат помогать Андреа. А те, которые вечером - они были моложе и немного ленивее. Я их просто отпускала ничего не делать где-нибудь в другом месте. А потом сама шла в экономат пить чай. Андреа как-то так здорово устраивал, что вся его команда экономата пила чай после работы с печеньем и играла в игры. И я с ними.
Однажды Андреа запер меня в холодильнике. А потом показывал язык. Я спросила его: "Что это значит"? А он ответил: "Знаешь, когда маленькие дети не знают, как завязать разговор, они так обычно и делают - показывают язык". Так я научилась завязывать разговор.
Субботним вечером Андреа пришел ко мне в Пикник-барак, сел на стол и стал болтать ногами. А я как раз вспомнила вдруг, что у меня есть дома ученик полу-итальянец. Поэтому я попросила Андреа научить меня очень важным итальянским выражениям: "Ты фальшивишь" и "не ленись". А потом мне показалось, что было бы неплохо выучить итальянский в принципе. Хороший язык, полезный. И страна хорошая. Так Андреа стал учить меня итальянскому.
Когда наступило воскресенье и был последний день работы с пикниками - мне было очень грустно. Наверное, я влюбилась, решила я.
Неделя 3
После прекрасной недели мне выпала неделя ужасная. Утром, во время молитвы, я должна была сидеть с детьми, чтобы они не мешали в церкви, после завтрака я должна была вести людей чистить туалеты, а потом - мыть посуду на кухне у сестер после обеда и после ужина.
Детей, с которыми нужно сидеть во время молитвы, было немного - всего один. Но зато какой! Мы с девочкой Марике из Нидерландов молились исправно каждый день перед этим делом: "Боже, Великий, сделай так, чтобы Самюэль остался сегодня спать в своей кроватке"! Однако молитвы наши услышаны не были. Каждый день, будь то солнечно или пасмурно, испанская мама приводила своего сына к нам - играть. А сын, гиперактивный ребенок, не понимал ни слова по-английски и не хотел тихо играть ни разу. Однажды мы с ним 40 минут гоняли камень в качестве мяча. Что-то вроде футбола, только жесткого. Не имею понятия, как я осталась жива после этого. Помню, как сидела на скамейке, вся мокрая и красная и пыталась научиться заново нормально дышать.
Туалеты мыть было гораздо приятнее. После завтрака мы с мальчиком Игорем из Украины брали наших 20 человек "подчиненных" и вели в отведенные нам туалеты. Сначала мы говорили им: "Ты - моешь зеркала, ты - туалет снаружи, ты - туалет изнутри". Но всем было лень и они делали свою часть работы и потом просто стояли и ждали, когда другие закончат, без желания помочь или как-то что-то еще взять на себя. Тогда мы с Игорем стали говорить так: "Давайте просто вымоем их. Делайте, что хотите, но все должно быть чисто". И тогда люди взбодрились и стали даже засекать время и мыть на время. Что, понятное дело, было гораздо быстрее.
Для мытья посуды мне были даны две команды. Одна - британские подростки (для мытья после обеда), вторая - взрослые из Белоруссии (для мытья после ужина). Британские подростки здорово пели песни из сериалов, и не слишком торопились мыть. Однажды я им сказала: "Пожалуйста, давайте закончим все сегодня побыстрее, а то у меня свидание, и очень хочется на него попасть". Они тогда жутко обрадовались и все помыли в полтора раза быстрее. Хорошие ребята.
Взрослые из Белоруссии тоже были хорошими ребятами. Они все были с очень музыкальным образованием (консерваторским в основном) и пели на много голосов и очень чисто белорусские песни. Однажды с ними пришел мужчина, который попросился помочь. Он взял шланг-душ и стал всех из него поливать. А девушки (или даже уже женщины) очень хихикали и кричали: "Отец, ах, перестаньте"! Потому что это, оказывается, был священник.
Неделя закончилась очень хорошо. В воскресенье я стояла у "детской комнаты" и ждала Самюэля. Мы с Марике уже помолились на этот счет, но не особо надеялись. И тут - оппаньки - пришел Андреа.
- Что же ты тут делаешь? - спросил он, так как время было давно идти в храм.
- Жду ребенка. - Сказала я обреченно.
- А ты что же, не хочешь ребенка? - удивился Андреа, потому что накануне ночью он угостил меня кока-колой, а я в ответ призналась, что мечтаю о 12 детях.
- Хочу, конечно, - ответила я, - но не во время воскресной службы.
- Я помолюсь, чтобы ребенок не пришел, - решил Андреа и пошел в Храм.
И тут случилось чудо! Мы с Марике в окно увидели, как мама с ребенком пришли, а потом вдруг передумали и пошли обратно. Невероятно!
Вчера я рассказала об этом Андреа, когда мы прощались.
- Спасибо, - говорю, - ты отлично помолился за нас с Марике 8 недель назад. Случилось чудо и ребенок не пришел, и мы смогли наслаждаться воскресной службой.
- Да нет, - скромно ответил Андреа, - это не я, просто так сложилось.
- Что же ты, тогда не молился за нас? - воскликнула я огорошенно
- Молился, конечно. Но не думаю, что это как-то повлияло.
Но это он просто скромный иногда.
Неделя 4
На четвертой неделе я работала в Олинде. Это место в 10 минутах ходьбы от Тезе, где живут приезжающие семьи с маленькими детьми. Мои обязанности "следить за всем и всем помогать с 14.30 до 20.00" моя контактная сестра объясняла мне 2 часа, в результате чего я опоздала на встречу с Андреа, отчего была страшно расстроена, понятное дело. Еще сильнее я расстроилась, когда на следующей неделе эта же сестра объясняла эти же вещи другой девочке всего за час. Я тогда ее спросила: "Почему же вы мне так долго объясняли все это, когда можно было уложиться в час"? В Тезе я научилась спрашивать, когда меня что-то не устраивает. Она ответила: "Потому что мне нравится тебе говорить и объяснять". Еще сильнее я расстроилась, когда другая сестра объясняла эти же обязанности еще через неделю другой девочке всего за 20 минут.
Работа была славная. Я приходила в Олинду и важно садилась за стол в главном здании. Я была "вечерняя девочка". А "утренняя девочка" рассказывала мне, что случилось за день. Потом я сидела до 4-х за этим прекрасным столом и учила итальянские слова. Время от времени ко мне приходили дети с разбитыми коленками или еще чем-то и их нужно было лечить. Это тоже было здорово. Я всегда старательно дула на коленки, когда промывала их перекисью. Мне кажется, это самое главное - сильно дуть. Потом следила, чтобы приготовили чай, чтобы попили чай и чтобы всем хватило печенья, и еще следила за тем, чтобы все помыли посуду. А потом начинался театр, и можно было идти и смотреть.
Тема недели была - Иосиф, которого братья продали в рабство, а потом он стал ужасно важным человеком. Каждый день аниматоры разыгрывали кусочек этой истории, добавляя немного интересных подробностей специально для детей. О, театр... Это был лучший момент дня! Иногда я смотрела не на сцену, а в зал, и было забавно видеть, как и дети, и папы и мамы сидят одинаково увлеченные и часто с открытыми ртами:)
Потом мне нужно было проследить, чтобы привезли ужин с Большой кухни. Водитель, который привозил нам еду, был ужасен. Он всегда забывал прийти ко мне перед поездкой, так что никогда не знал, если нужно было взять что-то еще. И он опаздывал. И вообще как-то пофигистически относился к своим обязанностям. Я расстраивалась и звонила на Большую кухню, чтобы узнать, приехал он к ним вообще или нет.
Неделя 5.
На пятой неделе я опять была в Олинде, но только теперь - утром. Ничего особенно интересного, за исключением прекрасного итальянского семейства, которые оставили мне свой адрес, чтобы я приехала к ним в гости. Это семейство не говорило по-английски, но отлично жестикулировало, так что мы вполне понимали друг друга по-итальянски) Еще по работе мне дали велосипед. Я ужасно гордилась. Всем известно, что в Тезе мало у кого есть велосипеды, их дают только тем, кому действительно нужно.  Считалось, что мне нужно. Впрочем, для счастья и правда было необходимо. На этой неделе я играла в Храме. Получилось здорово.
Неделя 6
На шестой неделе мне дали спокойную работу. Утром - стелить постели приезжающим важным гостям, а вечером - разбирать коробки с едой. Все быстро, по-деловому. Андреа в эту неделю работал "ночным приглашающим". Это такие люди, которые ночью следят, чтобы никто не шумел, потому что остальные хотят спать. И еще они следят, чтобы люди не были пьяными, и еще стараются не выпускать молодежь (кроме перманентов) за пределы Тезе после приличного времени. Однако в первый же день, когда я пыталась выйти за пределы Тезе, меня остановили и Андреа лично четко сказал, что никому, а особенно перманентам, не разрешено выходить за пределы Тезе после 11 часов вечера. Я ужасно разозлилась. Больше на тон разговора, чем на суть. "Ах, не разрешено? - Возопила я про себя. - Ну, так получай, я выйду окольными путями и буду гулять до самого утра!" Что я и сделала. Где-то в 2 часа ночи я подумала, что утро уже наступило и можно идти, наконец, спать. На следующий день меня хватило только до часу ночи. А на третью ночь я чуть не нарвалась на неприятности и поняла, наконец, почему людей просят не выходить за границы Тезе после 11.
Дело было около 12. Я шла по пустой темной дороге с одним фонарным столбом на сто метров навстречу неизвестному, как вдруг из темноты вышли две фигуры и направились ко мне. То есть, не то чтобы прямо ко мне. Они просто шли навстречу и по-русски с кавказским акцентом рассуждали о том, что вот по дороге идет девушка одна, и было бы интересно с ней...что-то там. А когда я прошла мимо них (конечно, старательно делая вид, что ничего не поняла), то по теням видела, что они остановились и смотрели мне вслед, продолжая обсуждать это самое что-то там.
Было неприятно.
Мы с Андреа потом обсудили, неделю спустя, почему он был груб. Причина была не во мне, конечно, и он извинялся сильно. Мы шли по этой самой дороге, поздно вечером, ели мороженое. Соврали "ночным приглашающим" (а Андреа больше не был за них ответственнен), что мы идем в Олинду, потому что там спят наши дети, и они нас пропустили. Я еще долго возмущалась: "Да как они могли поверить, что у меня есть дети?? Я что, похожа на мамочку???" После этого Андреа неделю не хотел ходить со мной по этой дороге. Он говорил: "Нет, лучше пойдем другим путем, а то ты в прошлый раз так разозлилась ужасно".
Неделя 7.
Есть одна работа в Тезе - следить за чистотой всего. Она ответственная очень. Это мытье всех туалетов, всех бараков, всех улиц и парков Тезе. Обычно выбирают на эту работу девочку на месяц. Неделю девочка учится этому, две недели она работает одна, и еще неделю она учит следующую ответственную. Этой девочке дается тьма тьмущая народа и она должна всем все объяснить, показать, рассказать, и организовать. Девочка, которая была ответственна прошлый месяц, все время плакала. Была в стрессе и хотела спять все время. Должность называется "королева Поинта файв" или "The queen of Point 5". Ей дается велосипед на месяц и ключи от всего. Ну, почти от всего. Велосипед мне хотелось, но быть в стрессе все время - нет. Поэтому когда мне предложили работать "королевой", я честно сказала, что велосипед хочу, а без всего остального спокойно обойдусь. Сестры посмеялись и сделали меня ответственной.
Так что седьмую неделю я училась быть королевой. Мы смастерили корону из картона и носили ее с предыдущей королевой по очереди. Велосипед мы тоже удачно поделили. Я им пользовалась, когда я хотела, а она - когда я не хотела. Мне тогда казалось это ужасным благородством, но спустя три недели, обучая новую девочку, я поняла. Это было не благородство, а полный пофигизм. Потому что под конец просто хочется лечь и умереть, и уже не до велосипеда.
На этой неделе я была довольна судьбой. Мальчики-перманенты подыгрывали моей должности изо всех сил. Они звали меня "Ваше величество" и склонялись передо мной в глубоких поклонах, целуя руки. Тогда я решила, что стала очень нарциссической и пошла говорить с братом Максимом об этом. Я пришла к нему и сказала:
 - Брат! Меня все зовут королевой и, боюсь, мне это нравится. Мне кажется, я делаю жутко важную работу, и я становлюсь эгоистичной.
Брат удивился:
- Но ты и правда делаешь жутко ответственную работу! Иногда полезно это понимать и чувствовать.
- Да, - отвечала я, - но последнее время я становлюсь груба с людьми, потому что мне не до них. И это ужасно.
- Грубые и эгоистичные люди - это неуверенные в себе люди, - ответил брат. - Просто поверь в себя, поверь, что ты отлично справляешься.
Такой был разговор.
Я потом пошла поплакать, потому что я и правда не верила, что могу делать свою работу хорошо.
Неделя 8 и 9
Две недели я тащила на себе уборку Тезе. Проблема в том, что никогда не знаешь, сколько людей придет к тебе сегодня. Иногда - 50, а иногда - 300. Нужно быть готовой ко всему. И быть готовой придумать, как обойтись всего 50 человеками, И быть готовой придумать экстра-работы для лишних 150.. И приготовить для них добрые слова в конце, чтобы они поняли, как они важны. И еще чай и печенье. Мне понравилось в основном. Но иногда я так уставала, что хотелось просто полежать и повыть немножко на луну. А еще надо было заниматься альтом. Мы с альтом вместе выли с 5 до 7. Мои единственные свободные два часа в сутках. Хотя были еще ночи.
После вечерней молитвы я приходила иногда случайно в экономат, где кто-то особенный для меня заканчивал свою работу. И этот кто-то приглашал меня на мороженое или на кока-колу, в зависимости от моих предпочтений. Иногда и на то и на другое, если я не могла решить, чего же мне хочется больше.
Мы гуляли по Тезе, и, обманывая "ночных приглашающих" вне Тезе. Говорили о жизни и смеялись. Еще мы играли в детские игры типа "киска-киска брысь под лавку". Или занимались моим итальянским.
Однажды я осмелилась спросить, какие же у него планы на будущее. Вышло так, что они совсем не совпали с моими.
По этому поводу один сильно влюбленный (не в меня, конечно)и очень романтичный мальчик-перманент из Бельгии сказал: "Если бы ты сказала ему о своих чувствах - может, его планы на жизнь изменились бы"? Мальчик не знал, что это Андреа. Мы просто обсуждали с ним мою и его влюбленности, чтобы просто пожаловаться друг другу и повздыхать вместе.
Началось это так. Я пришла в экономат, а Андреа там не было. Был зато сильно грустный мальчик, который вздыхал, а потом вдруг принялся отжиматься. Я его спросила:
- Что случилось с тобой?
- Жизнь - ответил он и стал делать растяжку.
- А все-таки? - настаивала я.
- Просто много энергии, некуда девать, - ответил он, не отрываясь от процесса.
- В 11 ночи?? - искренне удивилась я. - Расскажи мне.
И он рассказал про девочку, которую любит, но которая холодна к нему. Я тогда про нее нехорошо подумала, потому что мальчик настолько прекрасный, что быть к нему холодной - просто преступление!
Тогда мы вместе начали отжиматься и качать пресс.

Однажды мне приснился сон. Это был Андреа, который меня поцеловал, а потом смеялся и всем рассказывал, как ужасно я целуюсь.
После этого я сказала ему:
- Представляешь, ты приснился мне в кошмаре.
- Расскажи мне скорее, - потребовал он.
- О, нет, - засмущалась я. - Мне бы не хотелось.
- Но кошмары - они ничего общего не имеют с жизнью! Это просто игры подсознания, - уговаривал он. - Расскажи и я тебе объясню, что это значит. Я прочел много книжек про сны.
Я рассказала.
- О, это вполне легко. - Сказал он. - То, что я тебя поцеловал - это значит, что тебе этого хочется. Сны отражают наши желания. И сны отражают наши страхи. То, что я смеялся - это значит, ты не знаешь, не уверена, хочу ли этого я. Но не бойся - я обычно так не делаю.
- Ты не смеешься, когда кого-то поцелуешь? - спросила я
- Ну.. Иногда смеюсь, - честно признался он. - Просто тут, в Тезе, я обычно не целую людей.

В другой раз я рассказала про наш оркестр.
- Знаешь, - говорю, - наш оркестр пригласили в Италию в сентябре.
- О, - оживился он, - я уже буду дома! Когда вы прилетаете?
- В том-то и дело, что никогда. - Грустно ответила я. - Нас, 50 человек, пригласили на фестиваль в Сицилии, и фестиваль взял на себя расходы по проживанию и питанию. А правительство Москвы оплатило нам билеты на самолет. А потом руководство колледжа решило собирать с нас по 500 евро на автобус и я отказалась из принципа.
- Бастардо! - Вскричал разъяренный Андреа. - Они что, решили купить пару автобусов??!! Мы с классом ездили - так с каждого собирали по 200 евро, и это было все - проживание, питание и все экскурсии на неделю. Давай-ка посчитаем, сколько это должно стоить.
И он посчитал на калькуляторе по максимуму сколько это может стоить. Он посчитал все - расход самого дорогого бензина на две недели, он положил самую огромную зарплату водителю и самую дорогую аренду автобуса. Вышло ровно в три раза меньше, чем с нас просили.
- О, не волнуйся, - сказал он, - ты посетишь Италию! Ты приедешь ко мне. Но вот же бастардо!

Неделя 10.
На этой неделе я учила новую девочку быть королевой. Она наслаждалась этим так же, как я в свою первую неделю. И я отдавала ей велосипед, потому что у меня не было сил крутить педали.

А Андреа пригласили готовить встречу в Мексике. Он думал, а потом согласился. Потому что это же здорово, полететь в Мексику, чтобы приготовить встречу. Я расстроилась. Сказала ему:
- Ах, как же я нанесу тебе визит, если ты будешь в Мексике?
Он ответил:
- Ну, я же вернусь!
- Да? - иронически вопросила я.- В мае? Это почти через год!
- Нужно уметь терпеть, - только и ответил он.

Неделя 11.
Это была моя последняя неделя. В понедельник же, чтобы не терять времени даром, я пришла в экономат к Андреа уже в 5 часов.
- Андреа,  - сказала я, - мне кажется, я давно тебе не надоедала. Можно я буду сегодня следовать за тобой повсюду?
- Мы обычно следуем за Христом, - философски заметил Андреа, но следовать за ним разрешил.
И два часа до ужина я ходила за ним хвостиком, потому что готовилась к тому, что мне будет его сильно его не хватать следующие много месяцев. Мы считали коробки и записывали цифры в таблицу. Заодно я научилась считать по-итальянски.
Потом я пришла к нему в четверг и рассказывала про своего папу.
А в субботу мы просто сидели и смеялись. И я рассказывала про то, как съела мыло в 4 года, чтобы убить микробов внутри и вылечиться от гриппа.
А в воскресенье нужно было прощаться.
- Бедная ты, - заметил Андреа. - Теперь ты никогда не сможешь никого полюбить. Ведь все будут ниже уровнем, чем я. Никто не сможет заставить тебя так много смеяться. И разве есть кто-то такой же добрый, кто бы угощал тебя так много мороженым?
- Да, - подтвердила я, - и никто не сможет сравниться с тобой в скромности, к тому же.
- Но ты обязательно приезжай, - продолжил он, - когда в мае совсем устанешь от Москвы, а я как раз вернусь. А если ты вдруг захочешь найти работу в Италии - тоже приезжай ко мне. А пока будешь искать работу - можешь гладить мои рубашки.
Я даже обрадовалась.
- Вот, - говорю, - как раз как я и мечтала.

Когда я прилетела - я тут же села писать ему письмо. Что я долетела, что со мной все в порядке. Писала долго, а получилось как-то суховато, что ли.
Надо учиться писать письма, вот что.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments